Связаться с адвокатом
+7-915-495-6465

Уголовное дело по ст. 273 УК РФ и ст. 146 УК РФ прекращено

Уголовное дело было возбуждено по п. «б», «в», «г» ч. 3 ст. 148 УК РФ и ч. 1 ст. 273 УК РФ. В ходе длительного следствия адвокату Мухину К.А. удалось доказать, что в действиях подзащитного отсутствуют квалифицирующие признаки по п. «б» ч. 3 ст. 146 УК РФ, а затем вступившему в дело адвокату Маркелову И.О. удалось доказать отсутствие в действиях подзащитного квалифицирующего признака по п «в» ч. 3 ст. 146 УК РФ, а также ч. 1 ст. 273 УК РФ. Уголовное преследование в этой части было прекращено. Несмотря на неоднократные мотивированные ходатайства адвоката Маркелова И.О. о переквалификации действий подзащитного с п. «г» ч. 3 ст. 146 УК РФ на ч. 2 ст. 146 УК РФ, следствием в переквалификации было отказано (так как это означало бы прекращение уголовного дела на основании ст. 78 УК РФ).

Дело было направлено в Тверской районный суд города Москвы, где действия подзащитного были переквалифицированы на ч. 2 ст. 146 УК РФ, а сам подзащитный был освобожден от наказания на основании ст. 78 УК РФ. Однако при этом суд взыскал с подзащитного все судебные издержки за производство судебных экспертиз по уголовному делу. Адвокатом Маркеловым И.О. приговор в части взыскания с подзащитного судебных издержек был обжалован, и судебная коллегия Московского городского суда согласившись с доводами апелляционной жалобы удовлетворила ее в полном объеме, исключив из приговора указание на о взыскании с него в доход государства процессуальных издержек.

Судья Гордеев Д. С. № 10 — 10371 / 2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 13 июля 2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:
председательствующего судьи Колесниковой И. Ю.,
судей Рыбака А. Е. и Новикова В. А.,
при секретаре Тужилкиной А. А.,
с участием: прокурора отдела прокуратуры г. Москвы Якушовой А. Н.,
осужденного К. и его защитников – адвокатов Маркелова И. О. и Мухина К. А.
рассмотрела в открытом судебном заседании 13 июля 2016 г. апелляционные жалобы представителя потерпевшего – генерального директора ООО «***» К. и защитника – адвоката Маркелова И. О. на приговор Тверского районного суда города Москвы от 25 апреля 2016 года, которым:

К., *** не судимый,
– осужден за совершение преступления, предусмотренного ст. 146 ч. 2 УК РФ, с назначением наказания в виде штрафа в размере 150.000 руб., а также лишением в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ права заниматься деятельностью, связанной с программированием и использованием информационных технологий, сроком на 3 года, и на основании ст. 78 УК РФ он освобожден от назначенного наказания за истечением сроков давности.
Приговором разрешены вопросы о вещественных доказательствах по делу и о мере пресечения, принято решение признать за потерпевшим ООО «***» право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения в порядке гражданского судопроизводства.
Кроме того, принято решение взыскать с К. в доход государства процессуальные издержки, в виде сумм, выплаченных за производство судебных экспертиз по уголовному делу, в общем размере 519.800 руб.
Заслушав доклад судьи Рыбака А. Е., пояснения осужденного К. и его защитников – адвокатов Маркелова И. О. и Мухина К. А., поддержавших доводы апелляционной жалобы защитника, мнение прокурора Якушовой А. Н., полагавшей необходимым приговор отменить в части решения о взыскании процессуальных издержек и дело в этой части направить на новое рассмотрение, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Указанным приговором К. признан виновными в незаконном использовании объектов авторского права, в крупном размере, а именно в том, что он, работая программистом в ООО «***», участвуя в разработке и имея доступ к компьютерным программам, умышленно произвел незаконное копирование ряда компьютерных программ, входящих в состав программного комплекса «***», разрабатываемых и используемых ООО «***», являющихся объектами авторского права, на компьютер, расположенный по месту своего жительства, и впоследствии распорядился ими по своему усмотрению, создав не менее 8 копий компьютерных программ, при этом стоимость прав на использование объектов авторского права составила 190.200 руб.
Преступление совершено в 2011-2013 г. г. в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. вину не признал, пояснив, что работая в должности программиста не выполнял какие-либо организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции и, следовательно, не мог использовать при совершении инкриминируемого ему деяния служебное положение. От дачи подробных показаний отказался.

В апелляционной жалобе представитель потерпевшего – генеральный директор ООО «***» К. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенного нарушения судом первой инстанции уголовно-процессуального закона и неправильного применения им уголовного закона, просит приговор отменить, принять по делу новое решение, а при установлении необходимости переквалификации совершенного преступления вернуть уголовное дело прокурору. Жалоба мотивирована тем, что суд по надуманным основаниям исключил из обвинения К. указание на совершение преступления с использованием служебного положения, незаконно переквалифицировав совершенное им преступление, а также незаконно и необоснованно отказал в удовлетворении ряда заявленных представителем потерпевшего ходатайств, в том числе о возвращении уголовного дела прокурору.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат Маркелов И. О. выражает свое несогласие с приговором, и не оспаривая квалификацию действий осужденного, считает его незаконным и необоснованным в части взыскания с К. в доход государства процессуальных издержек в виде сумм, выплаченных за производство судебных экспертиз по уголовному делу, в общем размере 519.800 руб. Жалоба мотивирована тем, что по смыслу п. п. 4, 7 ч. 2 ст. 131 УПК РФ в совокупности с положениями Федерального закона от 31 мая 2001 года N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», суммы, израсходованные на производство судебных экспертиз в экспертных учреждениях, не относятся к процессуальным издержкам и не подлежат взысканию с осужденных в том случае, когда судебные экспертизы проводятся в государственном экспертном учреждении при исполнении экспертом обязанностей в порядке служебного задания. У следствия была возможность проведения экспертиз в ЭКЦ ГУ МВД РФ по г. Москве или ЭКЦ МВД РФ, а не в частном экспертном учреждении АНО «НИЦЭС», создав вынужденные затраты как для бюджета, так и дляК. Экспертиза, назначенная следователем и проведенная в ООО «НЭКО», была признана недопустимым доказательством, при этом некачественная и необоснованная экспертиза не может являться судебными издержками, подлежащими возмещению К. В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, к процессуальным издержкам относятся суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в экспертных учреждениях. Вместе с тем оплата экспертизы, т. е. израсходование суммы денежных средств на ее производство, материалами дела не подтверждена, в связи с чем не может подлежать взысканию.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор в целом законным, обоснованным и справедливым, не находя оснований для его отмены. Так, выводы суда первой инстанции о виновности осужденногоК. в совершении указанного преступления соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, в необходимом объеме приведенных в приговоре, в том числе показаниями представителей потерпевшей организации М. и К., показаниями свидетелей Р., Ш., Ф., В., С., актами обследования помещений, протоколами обысков в жилище К. и других местах, заключениями проведенных экспертиз, правоустанавливающими документами, документами о трудоустройстве К., а также иными приведенными в приговоре доказательствами.

Положенные в основу приговора доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ и обоснованно признаны судом допустимыми. Оценивая показания допрошенных лиц, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об их достоверности, поскольку они согласуются между собой, дополняют друг друга и подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, при этом оснований не доверять их показаниям у суда не имелось, поскольку не было установлено как обстоятельств, указывающих на возможность оговора кем-либо подсудимого, так и обстоятельств, указывающих на чью-либо заинтересованность в его привлечении к уголовной ответственности. Показаниям К. судом также дана надлежащая оценка.

О наличии у него умысла на незаконное использование объектов авторского права, свидетельствует сознательное копирование им программ, входящих в программный комплекс «***», принадлежащий ООО «***», путем неправомерного доступа к серверам ООО «***» с использованием специальных программ, позволяющих обходить установленную на серверах систему защиты от несанкционированного копирования информации, в результате чего были нарушены авторские права ООО «***».

При этом суд апелляционной инстанции, исходя из должностной инструкции программиста и всех обстоятельств дела, пришел к правильному выводу о том, что К. не являлся должностным лицом, или лицом, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации, и в связи с этим обоснованно исключил из предъявленного К. обвинения указание на совершение им преступления с использованием своего служебного положения, правильно квалифицировав его действия по ч. 2 ст. 146 УК РФ.

Как следует из приговора, при назначении наказания, в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ, суд учел данные о личности К., степень тяжести совершенного им преступления, конкретные обстоятельства дела, влияние наказания на его исправление и условия жизни его семьи, при этом обстоятельствами, смягчающими наказание, признано наличие у него положительных характеристик и отсутствие судимости, тогда как обстоятельств, отягчающих его наказание, суд обоснованно не усмотрел.

Суд первой инстанции, с учетом степени общественной опасности и характера совершенного преступления, пришел к правильному выводу о том, что наказание К. должно быть назначено в виде штрафа, с назначением в порядке ч. 3 ст. 47 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с программированием и использованием информационных технологий. Судебная коллегия находит назначенное ему наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим общественной опасности совершенного преступления и личности виновного, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости, а также соглашается с выводом суда первой инстанции о необходимости в силу положений ч. 2 ст. 15, п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ освобождения его от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению.

Так, по смыслу п. п. 4, 7 ч. 2 ст. 131 УПК РФ в системном единстве с Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» в ходе судопроизводства судебные экспертизы производятся государственными судебно-экспертными учреждениями и экспертами. По нормам процессуального законодательства судебная экспертиза может также производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными познаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. Суммы, израсходованные на производство судебных экспертиз, не относятся к процессуальным издержкам и не подлежат взысканию с осужденных тогда, когда судебные экспертизы проводятся при исполнении экспертом обязанностей в порядке служебного задания.

Из материалов дела следует, что в ходе предварительного следствия на основании постановлений следователя были назначены и произведены экспертизы в АНО «НИЦЭС» и ООО «НЭКО», имеются данные об их стоимости, при отсутствии сведений о произведенных выплатах из средств федерального бюджета.

Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» разрешается проведение на договорной основе экспертных исследований для граждан и юридических лиц, и взимание платы за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях, при этом взимание платы за производство экспертиз по уголовным делам данным Законом не предусмотрено, в связи с чем вывод суда о необходимости взыскания с осужденного процессуальных издержек за проведение экспертиз не основан на законе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Тверского районного суда г. Москвы от 25 апреля 2016 года в отношении К. изменить: исключить указание о взыскании с него в доход государства процессуальных издержек, в виде сумм, выплаченных за производство судебных экспертиз по уголовному делу, в общем размере 519.800 руб.
В остальной части этот же приговор оставить без изменения.

Председательствующий:

Судьи: